Постановление суда о проведении орм наведение справок

В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом.

Постоянная ссылка на документ

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Судебная практика по статье 89 УПК РФ:

Эксперты «АГ» сдержано отнеслись к определению КС, отметив, что отсутствие принципиальной новизны в высказанной позиции никак не скажется на правоприменительной практике, в которой результаты ОРМ нередко воспринимаются именно как доказательства. Один из адвокатов добавил, что нежелание Суда рассматривать по существу жалобы по важнейшим вопросам негативно отражается на правах и свободах российских граждан.

Конституционный Суд вынес Определение № 2801-О/2017 об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на ст. 89 «Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности» УПК РФ. По мнению заявителя, данное законоположение противоречит Конституции РФ, так как позволяет признавать в качестве доказательств по уголовному делу результаты негласной аудио- и видеозаписи, полученные без судебного решения и без рассекречивания сведений о характеристиках технических средств, использованных при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Отказывая заявителю, КС РФ вновь указал, что применение технических средств фиксации наблюдаемых событий не предопределяет необходимости вынесения о том специального судебного решения, которое признается обязательным условием для проведения отдельных оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права человека и гражданина. А осуществление негласных ОРМ с соблюдением требований конспирации и засекречивания сведений в области оперативно-розыскной деятельности, в том числе сведений об использованных средствах, само по себе также не нарушает прав граждан.

Конституционный Суд напомнил, что, согласно УПК РФ, доказательствами по уголовному делу являются «любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном этим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела».

При этом Суд подчеркнул, что результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Закона об оперативно-розыскной деятельности, могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем.

Комментируя определение, адвокат АБ «ЗКС» Кирилл Махов отметил, что Конституционным Судом РФ верно отмечено, что само по себе применение технических средств фиксации наблюдения событий не предполагает необходимости вынесения о том специального судебного решения при проведении ОРМ – это необходимо только в случае проведения ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан, которое может, в том числе, осуществляться с применением технических средств.

Эксперт добавил, что сведения (аудио- и видеозаписи), полученные в ходе ОРМ с использованием технических средств записи, становятся доказательствами по уголовному делу после проведения осмотра цифрового накопителя, на котором находятся данные записи и вынесения соответствующего постановления о признании вещественным доказательством. Но на практике часто возникают вопросы именно по порядку предоставления данных ОРМ в следственный орган.

«Приказами МВД России № 776, Минобороны России № 703, ФСБ России № 509, ФСО России № 507, ФТС России № 1820, СВР России № 42, ФСИН России № 535, ФСКН России № 398, СК России № 68 от 27 сентября 2013 г. “Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд” определен порядок представления оперативными подразделениями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд при наличии в них достаточных данных, указывающих на признаки преступления. И уже в случае выявления нарушений данной инструкции возможно на предварительном следствии и в суде заявлять о признании недопустимыми доказательств, полученных в ходе ОРМ», – указал адвокат.

Кирилл Махов добавил, что очень часто у правоприменителей возникают вопросы в законности проведенных ОРМ и, как следствие, признании этих результатов доказательствами. Определение КС РФ в очередной раз подтверждает, что к изучению материалов уголовного дела и в особенности материалов проведенных ОРМ необходимо подходить с особенной тщательностью.

Доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина Артем Осипов пояснил, что данное определение отражает устоявшиеся правовые позиции Конституционного Суда РФ в отношении конституционно-правового смысла положений ст. 89 УПК РФ.

При этом эксперт высказал сожаление, что данные правовые позиции на протяжении многих лет так и не привели к преодолению одного из главных парадоксов современного доказательственного права, связанного с неопределенностью условий и форм трансформации результатов ОРД в доказательства по уголовным делам. По его словам, ситуация усугублена несоответствием многих положений российского Закона об оперативно-розыскной деятельности международным стандартам правовой определенности, на что неоднократно обращал свое внимание ЕСПЧ в ряде постановлений («Ахлюстин против России» от 7 ноября 2017 г., «Веселов и другие против России» от 2 октября 2012 г., «Быков против России» от 10 марта 2009 г. и иные).

«Свидетельством такого несоответствия является и отсутствие независимой процедуры санкционирования ряда ОРМ, сопряженных с риском провокационного воздействия властей, и отсутствие положений о судебном санкционировании использования технических средств фиксации поведения и бесед фигурантов оперативных мероприятий за пределами их жилища. Отсутствие механизмов судебного контроля, сфера которого включала бы в себя оценку необходимости и пропорциональности проводимых ОРМ предусмотренным законом целям, не позволяет рассматривать плоды такой деятельности как в качестве источника надлежащих доказательств, так и доказательств в собственном смысле слова. Тем не менее на практике суды общей юрисдикции при рассмотрении уголовных дел в абсолютном большинстве случаев ссылаются в обвинительных приговорах на результаты ОРД именно как на доказательства, перечисляя через запятую показания свидетелей, рапорты и служебные записки», – пояснил Артем Осипов.

Эксперт заключил, что отсутствие принципиальной новизны в определении Конституционного Суда РФ указывает на то, что оно не приведет к заметному изменению правоприменительной практики.

Адвокат АП Краснодарского края Алексей Иванов в свою очередь отметил, что охотное использование результатов ОРД в качестве доказательств, не только правоохранительными органами, но и судами, не является секретом. «Несмотря на то что ранее КС РФ неоднократно высказывался о том, что “результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов”, для правоприменителя это не имеет решающего значения. А адвокатские возражения и ссылки на правовые позиции КС РФ нередко не принимаются во внимание, что только подстегивает правоохранительные органы к использованию в виде доказательств подобные “суррогаты”», – заметил эксперт.

Алексей Иванов считает, что заявитель жалобы поставил актуальный и давно требующий ответа вопрос: насколько практика признания в качестве доказательств по уголовному делу результатов негласной аудио- и видеозаписи, полученных без судебного решения, соответствует Конституции?

«Жаль, что в очередной раз при рассмотрении принципиальнейшего вопроса КС РФ не нашел оснований для рассмотрения жалобы по существу. Увы, но подобное давно стало печальным трендом в деятельности Конституционного Суда. А нежелание рассматривать жалобы по важнейшим вопросам сказывается на правоприменительной практике и негативно отражается на правах и свободах российских граждан», – заключил Алексей Иванов.

об отмене постановления судьи об отказе в удовлетворении

г. Москва « у » декабря 2013 года

Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации Толкаченко А.А., проверив постановление судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2012 года об отказе в удовлетворении надзорной жалобы адвоката Бушманова И.Б.,

установил по приговору Люберецкого городского суда Московской области от 22 августа 20 И года

ПРЕЛЬ А Ю

несудимый осужден по ч. 1 ст. 30 и п. «г» ч. 3 ст.2281 УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 15 ноября 2011 года приговор изменен, в срок отбытия наказания зачтено время содержания Преля под стражей в период предварительного расследования с 16 по 20 ноября 2010 года.

Читать также:  Образец справки в учебное заведение о болезни и приказ Минздрава РФ от 15.12.2014 N 834Н

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2012 года отказано в удовлетворении надзорной жалобы адвоката Бушманова И.Б. о пересмотре приговора и кассационного определения.

В надзорной жалобе адвокат Прель И.Ю. и в ходатайстве, поданном в порядке подпункта 3 пункта 1 статьи 29 Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Лукин В.П. просят возбудить надзорное производство указывая на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела производство по уголовному делу велось с нарушением уголовно процессуального закона; в отношении Преля А.Ю. не проводились оперативно-розыскные мероприятия, предусмотренные ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности информации о причастности Преля А.Ю. к незаконному обороту наркотиков у сотрудников ФСБ РФ не было; обвинение Преля А.Ю. в незаконном обороте психотропных средств построено исключительно на показаниях работников ФСБ К иГ в материалах уголовного дела нет доказательств, подтверждающих, что Прель А.Ю был досмотрен в рамках уголовного судопроизводства; в деле отсутствует протокол задержания Преля А.Ю. от 13 ноября 2010 года; в нарушении ст. 166 УПК РФ в акте личного досмотра Преля А.Ю. от 13 ноября 2010 года отсутствует указание о разъяснении ему прав, в том числе права на получение квалифицированной юридической помощи; акт личного досмотра задержанного от 13 ноября 2010 года представляет собой недопустимое смешение процедур уголовного судопроизводства и административной деятельности, в силу ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» не допускается осуществление оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и задач, не предусмотренных настоящим Федеральным законом; рапорт об обнаружении признаков преступления от 13 ноября 2010 года зарегистрирован в Книге СЭБ УФСБ РФ № 1 от 13 ноября 2010 года в 19:00, то есть в то время, когда все участники личного обыска еще находились на посту ДПС, данный рапорт уже содержал указание, что у Преля А.Ю. обнаружен и изъят амфетамин в размере 15,16гр; рапорт по результатам проведения оперативно-розыскных мероприятий от 13 ноября 2010 года зарегистрирован за № от 13 ноября 2010 года и завизирован руководителем подра Б РФ 13 ноября 2010 года данный рапорт содержит указание на результаты химического исследования от 14 ноября 2010 года; в силу ст. 89 УПК РФ результаты оперативно-розыскной деятельности должны отвечать требованиям обоснованности и достоверности; объектом осмотра предметов от 26 ноября 2010 года был некий полимерный пакет, обмотанный липкой лентой, а не первоначальная упаковка наркотиков — пресс-пакет, с которого, согласно фототаблице к справке об исследовании от 14 ноября 2010 года вся липкая лента была удалена, исследование проводилось без фотофиксации самого процесса, не были описаны и измерены ни объект следоноситель, ни обнаруженные следы, ни дактопленка, на которую они были перенесены, в связи с чем, факт изъятия отпечатков пальцев именно

со свертка с амфетамином, а не с иного предмета не может быть ничем

Проверив материалы уголовного дела и доводы, изложенные в

надзорной жалобе адвоката и ходатайстве Уполномоченного по правам

человека в Российской Федерации, полагаю, что имеются основания для

возбуждения надзорного производства.

В соответствии со ст. 409 и 379 УПК РФ основанием отмены или

изменения приговора и кассационного определения являются нарушение

уголовно-процессуального закона, несоответствие выводов суда,

изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, ., установленным судом первой инстанции. •А.

В силу ст. 380 УПК РФ приговор признается не соответствующим

фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом

первой инстанции, если выводы суда не подтверждаются

доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; суд не учел

обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы.

Согласно ст. 381 УПК РФ основаниями отмены или изменения

судебного решения являются такие нарушения уголовно-процессуального

закона, которые путем несоблюдения процедуры судопроизводства могли

повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого

Прель признан судом виновным в приготовлении к незаконному

сбыту психотропных веществ в особо крупном размере.

Согласно приговору Прель А.Ю. незаконно приобрел и хранил с

целью дальнейшего сбыта вещество, содержащее в своем составе

психотропное вещество амфетамин в особо крупном размере массой 15,16

грамм. 13 ноября 2010 года при перевозке указанного вещества на

автомобиле Прель был остановлен на километре автодороги

в ходе проведения оперативно розыскных мероприятий

сотрудниками УФСБ по г. Москве и Московской области. При личном

досмотре, проведенном на обочине дороги, указанное психотропное

вещество было обнаружено у Преля А.Ю. в правом кармане пальто и

Прель А.Ю. вину в инкриминируемом ему деянии не признал и

показал, что он не занимался сбытом наркотических, психотропных

средств. Когда он по требованию сотрудника ДПС остановил автомашину

и вышел из нее, ему заломили руки и одели наручники. Сотрудники ФСБ

Г иК положили его на землю и К положил в правый карман надетого на него пальто шарообразный полимерный сверток. После чего сотрудники ДПС остановили автомобиль такси, из него вышли ранее ему незнакомые К иС,

в присутствии которых был произведен его (Преля) досмотр, в ходе которого Г из правого кармана пальто достал сверток шарообразной формы, внутри которого был кусок прозрачного полиэтилена, в котором находилось 3 маленьких свертка с веществом светлого цвета. Психотропное вещество сотрудники УФСБ ему подложили в связи с его профессиональной деятельностью.

Из показаний допрошенных по делу лиц следует, что помимо задержавших Преля А.Ю. оперуполномоченных УФСБ РФ по г. Москве и Московской области К и Г других очевидцев всего процесса задержания и досмотра Преля А.Ю. не было.

Так, свидетель Д — старший инспектор СБ ДПС»

показал, что 13 ноября 2010 года во второй половине дня на 3 спецпосту на километре автодороги в д.

района он по просьбе сотрудников ФСБ остановил автомашину « », из которой вышел Прель А.Ю. и предъявил ему документы. Подошли сотрудники ФСБ, которым он передал документы Преля А.Ю. Один из сотрудников ФСБ попросил его найти понятых. Он остановил автомашину такси и попросил пассажиров быть понятыми. Затем провел понятых к сотрудникам ФСБ. Какие оперативные действия в отношении Преля А.Ю. проводили сотрудники ФСБ ему неизвестно.

Свидетель С показал, что 13 ноября 2010 года ехал на автомобиле такси вместе со своими знакомыми К и М их машину остановил инспектор ДПС, с которым был сотрудник ФСБ, попросивший его и К участвовать при досмотре в качестве понятых. Они согласились. Прель А.Ю. был в наручниках. В ходе досмотра у Преля А.Ю. был обнаружен сверток. Прель А.Ю. утверждал, что этот сверток ему подкинули. Аналогичные показания дали свидетели К иМ

Таким образом, обвинение Преля А.Ю. в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. «г» ст. 228.1 УК РФ, по существу основано лишь на факте обнаружения у него психотропного вещества в результате личного досмотра после его задержания, проведенного 13 ноября 2010 года сотрудниками ФСБ в рамках оперативно-розыскных мероприятий. Остальные исследованные по делу доказательства носят производный характер от этого события.

Из показаний сотрудников УФСБ по г. Москве и Московской области К П Г и рапортов последнего от 13 ноября 2010 года об обнаружении признаков преступления и по результатам проведения оперативно-розыскных мероприятий следует, что Прель А.Ю. был задержан в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий в связи с подозрением в совершении преступления, связанного с незаконным сбытом наркотических средств.

Читать также:  Взять справку для сделки в психоневрологическом диспансере

В соответствии со ст. 1 Федерального закона «Об оперативно розыскной деятельности» оперативно-розыскная деятельность осуществляется оперативными подразделениями государственных органов посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Согласно ст. 6 вышеуказанного закона при осуществлении оперативно-розыскной деятельности проводятся следующие оперативно розыскные мероприятия: опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, проверочная закупка, исследование предметов и документов, наблюдение, отождествление личности обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, оперативное внедрение контролируемая поставка, оперативный эксперимент. В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий используются информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие технические и иные средства.

Однако, указывая в установочной части приговора о проведении сотрудниками УФСБ РФ по г. Москве и Московской области оперативно розыскных мероприятий, суд не уточнил, какие именно оперативно розыскные мероприятия и в отношении кого проводились 13 ноября 2010 года. Более того, суд в установочной части приговора указал, что автомашина под управлением Преля А.Ю. была остановлена 13 ноября 2010 года в ходе оперативно-розыскных мероприятий, проводимых сотрудниками УФСБ РФ по г. Москве и Московской области, а в описательно-мотивировочной части приговора, отвечая на доводы стороны защиты об отсутствии постановления о проведении оперативно розыскного мероприятия, указал, что из материалов дела следует, что оперативно-розыскных мероприятий не проводилось.

В материалах, приобщенных к уголовному делу вместе с постановлением о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности, подписанным заместителем начальника Управления ФСБ по г. Москве и Московской области, содержатся лишь документы оформленные сотрудниками ФСБ в связи с задержанием Преля А.Ю. 13 ноября 2010 года и в них отсутствуют какие-либо данные о существе проводимых в отношении Преля А.Ю. оперативно-розыскных мероприятий, и на чем основывалось подозрение о причастности Преля А.Ю. к незаконному обороту наркотических средств до его задержания.

Поскольку Прель А.Ю. задерживался по подозрению в совершении уголовного преступления, его задержание должно было производиться в соответствии с законодательством об уголовном судопроизводстве.

В соответствии с ччЛ и 2 ст. 1 УПК РФ порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается Уголовно-процессуальным кодексом и является обязательным для судов органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания.

Согласно ст. 92 УПК РФ после задержания лица составляется протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права, предусмотренные ст. 46 УПК РФ, а также указываются основания и мотивы задержания подозреваемого результаты его личного обыска.

Однако, несмотря на задержание Преля А.Ю. в рамках уголовного судопроизводства, сотрудником УФСБ Г в нарушение положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации вместо протокола задержания был составлен акт личного досмотра задержанного (а не протокол личного досмотра, как указано в приговоре в котором отсутствует указание о разъяснении Прелю А.Ю. прав предусмотренных ст. 46 УПК РФ, а также основания и мотивы его задержания (т.1 л.д. 10). Таким образом, задержание и досмотр Преля А.Ю. 13 ноября 2010 года были проведены с нарушением норм уголовно процессуального законодательства.

В установленном порядке Прель А.Ю. был задержан лишь спустя трое суток следователем 5 отделения 4 межрайонного отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Московской области старшим лейтенантом юстиции К

16 ноября 2010 года.

В соответствии с закрепленным в ст. 7 УПК РФ принципом законности нарушение норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств и по данному делу не позволяет опровергнуть утверждение Преля А.Ю. о его непричастности к совершению преступления.

Указанные выше правовые и фактические обстоятельства не были учтены и судом кассационной инстанции.

При таких обстоятельствах, надзорная жалоба адвоката Прель И.Ю. и ходатайство Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Лукина В.П. подлежат передаче на рассмотрение коллегиального состава суда надзорной инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь ч. 4 ст. 406 УПК РФ,

постановил отменить постановление судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2012 года и возбудить надзорное производство.

Передать надзорную жалобу адвоката Прель И.Ю. и ходатайство Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Лукина В.П. вместе с уголовным делом на рассмотрение президиума Московского областного суда Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации А.А. Толкаченко

Зарегистрирован в Минюсте РФ 5 декабря 2013 г.

Утвердить прилагаемую Инструкцию о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд.

Министр внутренних дел Российской Федерации

Министр обороны Российской Федерации

Директор Федеральной службы безопасности Российской Федерации

Директор Федеральной службы охраны Российской Федерации

Руководитель Федеральной таможенной службы А. Бельянинов

Директор Службы внешней разведки Российской Федерации

Директор Федеральной службы исполнения наказаний

Директор Федеральной службы Российской Федерации

по контролю за оборотом наркотиков В. Иванов

Председатель Следственного комитета Российской Федерации

Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, N 33, ст. 3349; 2013, N 26, ст. 3207.

Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд

I. Общие положения

1. Настоящая Инструкция определяет порядок представления оперативными подразделениями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд при наличии в них достаточных данных, указывающих на признаки преступления, а также в порядке:

выполнения поручения дознавателя, органа дознания, следователя, судебного решения о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам и материалам проверки сообщений о преступлениях, находящимся в их производстве;

исполнения требования суда (судьи) о представлении документов по находящейся у него на рассмотрении жалобе лица, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке и которое располагает фактами проведения в отношении его оперативно-розыскных мероприятий и полагает, что при этом были нарушены его права, о непредставлении или представлении не в полном объеме органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведений о полученной об этом лице информации в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны;

исполнения требования суда (судьи) о представлении документов по уголовным делам, находящимся в его производстве, и по указанным в статье 15 Федерального закона от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» судебным искам.

2. Установленный настоящей Инструкцией порядок представления результатов ОРД применяется при представлении результатов ОРД в соответствии с запросами международных правоохранительных организаций, правоохранительных органов иностранных государств.

3. Правовой основой представления результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд (судье) являются Конституция Российской Федераций, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федераций, Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», иные нормативные правовые акты, регулирующие отношения в сфере оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности, а также настоящая Инструкция.

4. Уполномоченным должностным лицам (органам) представляются результаты ОРД, которые соответствуют установленным настоящей Инструкцией требованиям и могут:

служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела;

быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, предусмотренных УПК РФ;

использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

5. В случаях необходимости привлечения к участию в производстве процессуальных действий лиц, внедренных (внедрявшихся) в организованные преступные группы, преступные сообщества (преступные организации), штатных негласных сотрудников органов, осуществляющих ОРД, а также лиц, оказывающих или оказывавших этим органам содействие на конфиденциальной основе, обеспечение их безопасности в условиях конспирации и конфиденциальности осуществляется в порядке, определяемом законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов, осуществляющих ОРД.

Читать также:  Займы онлайн в Перми без справок доступны

II. Представление результатов ОРД уполномоченным должностным лицам (органам)

6. Результаты ОРД представляются в виде рапорта об обнаружении признаков преступления или сообщения о результатах оперативно-розыскной деятельности (приложение N 1).

7. Рапорт об обнаружении признаков преступления составляется должностным лицом органа, осуществляющего ОРД, в соответствии со статьей 143 УПК РФ и регистрируется в порядке, установленном нормативными правовыми актами органов, осуществляющих ОРД.

8. Процедура представления результатов ОРД в виде сообщения (рапорта) осуществляется в соответствии с правилами, установленными пунктами 8 — 14 настоящей Инструкции, и включает в себя:

рассмотрение вопроса о необходимости рассекречивания сведений, составляющих государственную тайну, содержащихся в представляемых результатах ОРД, и их носителей;

оформление необходимых документов и фактическую передачу результатов ОРД.

9. Представление результатов ОРД уполномоченным должностным лицам (органам) для осуществления проверки и принятия процессуального решения в порядке статей 144 и 145 УПК РФ, а также для приобщения к уголовному делу осуществляется на основании постановления (приложение N 2) руководителя органа (подразделения), осуществляющего ОРД (начальника или его заместителя).

Указанное постановление составляется в двух экземплярах, первый из которых направляется уполномоченным должностным лицам (органам), второй — приобщается к материалам дела оперативного учета или, в случае его отсутствия, к материалам номенклатурного (литерного) дела.

10. При представлении уполномоченным должностным лицам (органам) результатов ОРД, полученных при проведении проверочной закупки или контролируемой поставки предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, а также оперативного эксперимента или оперативного внедрения, к ним прилагается постановление руководителя органа, осуществляющего ОРД (начальника или его заместителя), о проведении данного ОРМ.

Копии указанных постановлений органа, осуществляющего ОРД, подлежат хранению в материалах дела оперативного учета, материалах оперативной проверки либо, в случае их отсутствия, приобщаются к материалам номенклатурного (литерного) дела.

11. Если в результате проведения проверочной закупки не удалось задокументировать подготавливаемое, совершаемое или совершенное противоправное деяние, то ее результаты приобщаются к материалам повторной проверочной закупки или к другим материалам ОРМ, содержащим признаки преступления, которые представляются уполномоченным должностным лицам (органам) в порядке, установленном настоящей Инструкцией.

12. В случае представления уполномоченным должностным лицам (органам) результатов ОРД, полученных при проведении ОРМ, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, к ним прилагаются копии судебных решений о проведении ОРМ.

13. Представление результатов ОРД, содержащих сведения об организации и тактике проведения оперативно-поисковых и оперативно-технических мероприятий, используемых при их проведении технических средствах, о штатных негласных сотрудниках оперативно-технических и оперативно-поисковых подразделений, должно в обязательном порядке согласовываться с исполнителями соответствующих мероприятий и осуществляться в соответствии с требованиями, предъявляемыми к обращению со сведениями, составляющими государственную тайну.

14. При необходимости рассекречивания сведений, содержащихся в материалах, отражающих результаты ОРД, руководителем органа, осуществляющего ОРД (начальником или его заместителем), выносится постановление о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну, и их носителей (приложение N 3).

Указанное постановление составляется в двух экземплярах, первый из которых направляется уполномоченному должностному лицу (органу), второй приобщается к материалам дела оперативного учета или, в случае его отсутствия, — к материалам номенклатурного дела.

В иных случаях результаты ОРД, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, представляются в соответствии с установленным порядком ведения секретного делопроизводства.

15. Способ фактической передачи результатов ОРД уполномоченному должностному лицу (органу) (пересылка по почте, передача нарочным и другие способы) избираются органом, осуществляющим ОРД, в каждом конкретном случае с учетом требований нормативных правовых актов, регулирующих организацию делопроизводства.

16. К документам, указанным в пункте 6 настоящей Инструкции, прилагаются (при наличии) полученные (выполненные) при проведении ОРМ материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, а также материальные объекты, которые в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством могут быть признаны вещественными доказательствами.

При этом информация о времени, месте и обстоятельствах получения прилагаемых материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении ОРМ, должна быть отражена в сообщении (рапорте).

В случае необходимости описание индивидуальных признаков указанных материалов, документов и иных объектов может быть изложено в отдельном приложении к сообщению (рапорту).

17. Органом, осуществляющим ОРД, при подготовке и оформлении для передачи уполномоченным должностным лицам (органам) материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении ОРМ, должны быть приняты необходимые меры по их сохранности и целостности (защита от деформации, размагничивания, обесцвечивания, стирания и другие). При представлении фонограммы к ней прилагается бумажный носитель записи переговоров.

Допускается представление материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении ОРМ, в копиях (выписках), в том числе с переносом наиболее важных частей (разговоров, сюжетов) на единый носитель, о чем обязательно указывается в сообщении (рапорте) и на бумажном носителе записи переговоров. В этом случае оригиналы материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении ОРМ, если они не были в дальнейшем истребованы уполномоченным должностным лицом (органом) хранятся в органе, осуществившем ОРМ, до завершения судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу либо до прекращения уголовного дела (уголовного преследования).

III. Требования, предъявляемые к результатам ОРД, представляемым уполномоченным должностным лицам (органам)

18. Результаты ОРД, представляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, должны содержать достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а именно: сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены; при каких обстоятельствах имело место их обнаружение; сведения о лице (лицах), его совершившем (если они известны), и очевидцах преступления (если они известны); о местонахождении предметов и документов, которые могут быть признаны вещественными доказательствами по уголовному делу; о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

19. Результаты ОРД, представляемые для подготовки и осуществления процессуальных действий, должны содержать сведения (при установлении таковых) о местонахождении лиц, скрывающихся от органов предварительного расследования и суда; о лицах, которым известны обстоятельства и факты, имеющие значение для уголовного дела; о возможных источниках доказательств; о местонахождении предметов и документов, которые могут быть признаны вещественными доказательствами по уголовному делу; о других фактах и обстоятельствах, позволяющих определить объем и последовательность проведения процессуальных действий, выбрать наиболее эффективную тактику их производства, выработать оптимальную методику расследования по конкретному уголовному делу.

20. Результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств; содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на ОРМ, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.

Далее — «ОРД».

Далее — «ОРМ».

Собрание законодательства Российской Федерации, 2008, N 18, ст. 1940.

Далее — «уполномоченные должностные лица (органы)».

Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, N 52, ст. 4921. Далее — «УПК РФ».

Далее — «сообщение (рапорт)».

Далее — «материалы, документы и иные объекты, полученные при проведении ОРМ».

Приложение 1 к Инструкции о предоставлении результатов ОРД и ОРМ

Приложение 2 к Инструкции о предоставлении результатов ОРД и ОРМ

Приложение 3 к Инструкции о предоставлении результатов ОРД и ОРМ

Услуги адвоката по уголовным делам в Москве

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.